Чего добился Пашинян за три месяца во власти

Ровно три месяца назад власти Армении окончательно капитулировали перед митингами протеста, и в стране победила бархатная революция, которую в России иногда называют «цветной». Чего смог добиться ее лидер и новый премьер-министр Армении Никол Пашинян за этот срок, какие ошибки успел допустить и какие выводы можно сделать из «майдана по-армянски»?

Прогнозы радикальных пессимистов внутри РФ пока не оправдались: Никол Пашинян не вывел Армению из ЕАЭС, не тронул российскую военную базу и не постучался в двери НАТО, хотя и вызвал недовольство со стороны министра иностранных дел России. Но перед тем, как говорить о подоплеке этого недовольства, следует окончательно разобраться с вопросом, почему Пашиняну вообще удалось прийти к власти.

Бархатная революция в Армении для многих стала неожиданностью, хотя соцопросы показывали чудовищно низкий уровень доверия к правительству Сержа Саргсяна и правящей Республиканской партии в целом. Удивляться тут нечему: страна была несимметрично разделена на политическую элиту, связанную с ней прослойку олигархата — и на всё остальное население республики.

Достаточно уже того, что за последние время трёхмиллионную страну покинули сотни тысяч человек (правда, власти приводят на этот счет собственные — смехотворные и явно недостоверные цифры). Как выразился французский шансонье армянского происхождения Шарль Азнавур, люди уезжали из Армении не столько из-за объективных экономических факторов, сколько из-за отсутствия социальной справедливости.

И все же мало кто верил в возможность смены власти. Казалось, что ситуация безнадежная. И представители правящих кругов раз от разу повторяли фразу, которая известна любому жителю Армении: «Против нас нет игры».

Эти круги творили все возможное и даже невозможное, чтобы удержать власть. Так, в условиях блокады с западной и восточной стороны границы, с учетом военного конфликта с Азербайджаном и натянутых отношений с Турцией, правительство умудрилась сделать так, что количество полицейских и сотрудников внутренних войск превышало численность армии. То есть силовиков, охраняющих власть, было больше, чем военнослужащих на границе, где постоянно идут перестрелки.

Разумеется, у медали две стороны. Ереван и другие крупные города активно развивались, но происходило это не благодаря властям, а вопреки их компрадорской политике.

Постепенно к мысли о том, что правление Сержа Саргсяна становится катастрофичным. приходили и в зарубежной диаспоре. Армяне США, Франции и России начали дистанцироваться от официального Еревана просто в силу того, что общение с ним отражалось на репутации. Так, американский миллиардер Кирк Киркорян, которому принадлежат почти половина игровой индустрии Лас-Вегаса, был так потрясен рассказами о политических нравах на исторической родине, что отказался от ее отказался от гуманитарной поддержки. Позже выяснилось, что во время обсуждения вопроса о помощи стране брат Саргсяна, более известный как «Сашик 50%», предложил Киркоряну открыть в США совместное казино.

В силу своей истории армяне — нация сетевая. Они живут на всех континентах и весьма коммуникабельны. Граждане Армении активно ездят по миру, многие имеют родственников в России, Франции, Сирии, Великобритании, США. Представителям других народов, возможно, будет трудно это понять, но многим армянам было не по себе из-за того, что на международной арене их национальную республику представляют политики такого формата. То есть к революции привели не только коррумпированность власти и ее неспособность решать проблемы страны, но и — в некотором смысле — антропологический фактор.

Этот фактор не сразу смогли учесть дипломаты из России и некоторые чиновники в Москве. Так, посольством Армении было организовано интервью Саргсяна газете «Известия», что было воспринято как поддержка его кандидатуры Кремлем прямо накануне выборов премьер-министра. В итоге эти выборы перешли в бархатную революцию, а она вознесла на вершины армянской власти Никола Пашиняна.
Не следует делать ставку и открывать двери перед политиками низкого качества. Очевидно, именно такой вывод сделали в Москве на позднем этапе протестов и фактически поддержали приход новой власти. 8 мая этот процесс был формально завершен — в Армении сменился глава правительства.

Большая чистка
С исторической точки зрения три месяца — срок ничтожный, делать по нему серьезные выводы трудно. Любому публичному политику необходим хотя бы год для укрепления своих позиций, тем более, что Армения благодаря афере ушедших элит была перестроена в парламентскую республику и Пашинян находится в уникальной ситуации — возглавляет правительства от партии, у которой абсолютное меньшинство в парламенте.

Впрочем, уже сейчас можно признать вклад яркого трибуна Пашиняна в саму смену власти и в успех революции. Новый премьер состоялся именно как оппозиционер, революционер и публичный оратор, став тем бульдозером, что снес крайне непопулярное правительство Этим он вдохнул в республику новую жизнь, буквально заразил население республики оптимизмом и надеждой на лучшее.

Но по-прежнему актуален вопрос, сумеет ли он управлять страной и будет ли его песня принципиально другой, благо старая коррумпированная система не хочет уходить и планирует остаться на плаву. Очевидно, что в команде нового премьера недостаточно сильных кадров и экспертов-регионоведов. Некоторые назначения Пашиняна уже вызвали недоумение и критику. Это касается и некоторых практически шагов, которые можно назвать чрезмерно резкими и необдуманными — особенно те из них, что обернулись напряженностью в отношениях с Москвой.

Однако кое в чем резкость Пашиняна пришлись весьма кстати. Открыв дверь на Баграмяна, 26 (офис премьер-министра), он сразу же дал старт самой масштабной в новейшей истории Армении кампании по борьбе с коррупцией. Была устроена масштабная чистка в руководстве силовых ведомств, возбуждены десятки уголовных дел, смещено руководство СНБ, судов всех инстанций, следственного комитета, полиции, генштаба, погранвойск и минобороны.

После этого в розыск были объявлены родные братья бывшего президента — тот самый «Сашик 50%» и посол по особым поручениям МИД Левон Саргсян. Под раздачу попали и племянники — один теперь в розыске по обвинению в хранении наркотиков, другой арестован по обвинению в попытке убийства. Еще два месяца назад эти люди были абсолютно неприкосновенны, страна фактически находилась в их собственности.

В числе других статусных арестантов — генерал Манвел Григорян, прозванный «тушенкой». Вчера этот человек наводил страх на жителей небольшого Эчмиадзина, сейчас ему вменяют кражу бинтов, консервов и туалетной бумаги у солдат, несущих службу в Нагорном Карабахе в дни апрельской войны 2016 года. От такого позора вряд ли можно отмыться.

Под арестом теперь и глава личной охраны Саргсяна Вачаган Казарян. Этот своего рода «решальщик» всех вопросов в городе обвиняется в присвоении госсредств в размере 9 млн долларов. При этом вся президентская служба охраны, несущая службу по линии госорганов, продолжает работать как ни в чем не бывало, охраняя уже Пашиняна.

В то же время взят под стражу глава службы личной охраны олигарха и лидера партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна. Он обвиняется в избиении человека. Этот факт ломает логику тех, кто почему-то решил, что за Пашиняном стоит именно Царукян.

Параллельно в стране объявлена амнистия, которая позволила вернуться на родину многим из тех, кого относили к политической иммиграции и бизнесменам, не желавшим играть по коррупционным правилам Саргсянов. Были организованы обыски в домах криминальных авторитетов, вследствие чего многие покинули Армению.

Также команда Пашиняна добилась отставки мэра Еревана Тарона Маргаряна, известного тем, что он «свой парень», и дата старт расследованию в отношении логистического монополиста «Спайка», который, по данным СМИ, связан с бывшим президентом Робертом Кочаряном и семьей его преемника Саргсяна. Есть сведения, что на протяжении многих лет компании уклонялась от уплаты налогов.

Наконец, самое чувствительное. Пашинян возобновил расследование по поводу убийства восьми человек в первый день календарной весны 2008 года. Тогда действующими властями был отдан приказ по разгону митинга против первого избрания Саргсяна на президентский пост.

Все это можно при желании назвать «продолжением революционной борьбы другими методами», а некоторые называют репрессиями, но на этом фоне в стране произошли изменения, видимые людям. На олигархат надавили — и он изменил свое поведение и риторику, многих теперь просто не узнать. Достаточно сравнить, как общались с прессой околовластные бизнесмены до свержения Саргсяна — и как они лебезят перед ней и, как следствеи, общественным мнением теперь. Так революция привела к видимой эволюции большого бизнеса и чиновничества. Конечно, до совершенства еще далеко, но прогресс налицо — наглости и хамства стало гораздо меньше.

В результате этой же кампании в супермаркетах были снижены цены на многие товары первой необходимости.

Собственно, это еще один важный вывод из бархатной революции в Армении: власти необходимо активно общаться с населением, вести перманентный многоуровневый диалог, а населению — громко заявлять о себе в случае потери контакта с реальностью со стороны властей. Это стало важнейшем факторов победы оппозиции — она сумела убедить граждан, что терпеть правительство компрадорской элиты совершенно незачем и просто позорно. Только когда «Сашиков 50%» заменят академики или хотя бы люди ментально близкие к ним, можно будет надеяться на относительный успех всего государства. В этом смысле дуэт президента Армении, профессора Кембриджского Университета Армена Саркисяна и яркого трибуна Никола Пашиняна пока кажется достаточно неплохим вариантом для республики. По крайней мере, в сравнении с ушедшей кастой.

Источник: https://vz.ru/
Источник ➝