Последние комментарии

  • Vladimir Zharkov
    Свин - ЭХО подлеца!Народ протестует против Венедиктова-младшего
  • Сергей
    Не смотри дебильные передачи,  а то плохо спать будешь. Вон как тебя малаховские девки зацепили, аж на капслук перешёл!Газовая свистопляска Киева продолжается: Гончарук выдвинул немцам требование
  • vlt bas
    Шутить можно по разному в отношении соседней Украины, но то, что порошенковщина - бандеровщина далеко не ушла у нынеш...Военная обдираловка Украины в три хода по-американски

Свобода слова - это умение молчать

Он подсел за мой столик в кафешке аэропорта, предварительно вежливо спросив разрешения. Типичный немецкий „нео-маркетолог" - старые джинсы, кроссовки и дорогой , слегка мятый, клубный пиджак. Через минут пять, дождавшись пока я закончу мой телефонный разговор, поворачивается ко мне:

- Вы русский?

Я немного понимаю.
Пошел легкий, ни к чему не обязывающий разговор, как это часто бывает в пути. Оказалось, что мой визави работает действительно маркетологом в одном из крупных международных издательских концернов.
Хайнц - мы быстро перешли на имена, предварительно представившись, начал расспрашивать , как работается в Германии человеку с русскими корнями и, конечно, разговор зашел о свободе слова. Традиционно вспомнил „руку Кремля", диссидентов, начав с Сахарова.
Потом вдруг спросил по-русски:
- А в Германии , Алекс, Вы больеш левый, правый или все-таки центрист?
Пришлось вспомнить старую бородатую шутку про „левых". Помните? Кто не был левым в молодости, у того нет сердца, а кто остался левым в старости, у того нет мозгов.
Мы вежливо посмеялись. Хайнц, допил кофе и приподнялся.
- Мне надо идти. Знаете, Алекс, еще минутку. Я вам расскажу про недавнюю книжную ярмарку в Франкфурте.
Он опять присел на кресло.
- Там было несколько издательств не из мейнстрима. Такие, знаете, немецкие оппозиционеры…. Консерваторы… Их еще называют „правыми“. Даже нацистами.

Я на ярмарке не был и слушал Хайнца молча.

- Так вот, мой уважаемый, эти издательства упрятали в дальный зал, с одним единственным входом, который охраняли полицейские. Каждого посетителя проверяли на арке, смотрели вещи. Как в аэропорту. Туда страшно было заходить.

Мне уже было понятно, к чему он ведет, но я продолжал молчать.

- А еще недалеко от входа стояли активисты „левых“, которые фиксировали каждого входящего.

- Зачем? - не выдержал я.

Хайнц  опять поднялся.

- Затем, что фотографии посетителей, которые идут к „правым“, потом попадают в интернет на сайты „левых“ радикалов. Каждый портрет сопровождает симпатичная надпись типа - „Он помогает нацистам“, или просто „нацист“. По этим фото их легко найти. Что с ними потом происходит, вы, наверняка, понимаете.

- Подождите, насколько я знаю этих коллег, никакие они не нацисты. 

- Нет, конечно, они не нацисты. Такими их делает наш немецкий мейнстрим , наши политики, власть. Знаете почему? Они говорят то, что думают и не выбирают политкорректные слова. Несогласных убивают вербально, превращая их в правых радикалов.

- А как же 5-я статья Конституции - свобода слова, свобода мнения?

Хайнц встал. Слегка наклонился ко мне. Покрутил головой в разные стороны.

 - Свобода слова - это умение молчать, коллега.

Взял свой старый кожаный портфельчик и не спеша пошел к выходу.

ДОКТОР СОСНОВСКИЙ

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх