Пять главных ошибок русских на Украине

"Мы, живущие на Украине русские (цитирует одессита Ткачёва российская газета "Взгляд"), много пишем о том, что не так у наших маленьких пушистых друзей, украинских националистов. Но при этом молчим о собственных ошибках. А мы их, безусловно, наделали".

  Учиненный журналистом Ткачевым "разбор полетов" выглядит спустя пять лет скорее не как озарение, а как предвыборная агитка. Тем не менее, автор поднял актуальную тему, особенно важную и в год фарса с выборами на руинах Украины, и в последующие годы, так как извечное русское "Что делать?

" требует честного ответа. И дать его можно лишь приведя обе точки зрения. Что я, как соучредитель движения "Великая Русь" и участник событий осени 2013-осени 2014 годов, и попытался сделать, не изменив в материале Ткачёва ни одного слова. Мои дополнения помечены как М1.

Это не брак, на фото выше нас поливают из брандспойтов, а ниже - дым от многочисленных выстрелов и запущенных в лицо ракет фейерверков. Но через несколько секунд мы будем уже внутри. Обратите внимание - щиты трофейные. 1 марта 2014 г., первый штурм облсовета.

Первой и, пожалуй, главной стратегической нашей ошибкой было то, что мы долгое время не особо задумывались над происходящим. Мы относились к этим ребятам в вышиванках с портретами Бандеры и Мазепы и плакатами типа «Одэсе 600 лет» как к неприятным, но не опасным маргиналам, на которых «нормальным людям» даже и внимание-то обращать недостойно. Как недостойно слону обращать внимание на кружащих мух.

Но проблема была в том, что мухи потому и кружили, что слон (советская политическая нация) к тому моменту сдох. И вот эти «мухи» постепенно откусывали от него кусочек за кусочком, а мы делали вид, что слон не сдох, а просто спит. Несложно было догадаться, что не может существовать политическая нация вне государства. Но мы продолжали цепляться за «труп слона».

К примеру, до сих пор многие избегают слова «русские», считая его нетолерантным и заменяя его отвратительным эвфемизмом «русскоязычные» или чуть менее отвратительным, но все-таки упрощающим до искажения термином «жители Юго-Востока».

А вот наши пушистые друзья знали, что слон пусть и большой, но дохлый, и что если долго-долго откусывать от него даже по самому маленькому кусочку, то рано или поздно его можно сожрать. И сожрали.

И лишь теперь, в крайне невыгодных условиях полуподполья и почти полной информационной изоляции, мы начинаем осознавать себя не просто «нормальными людьми» (в отличие от «украинствующих маргиналов», которые уже давно не маргиналы), а представителями новой политической общности – русской политической нации Украины со своими ценностями, целями и задачами. И то – многие еще не осознали до конца, а в целом мы пока не вполне четко понимаем, что это за ценности, цели и задачи.

М1: Мы себя таковыми осознали еще до переворота. Именно поэтому в 2013 году нам удалось в Харькове объединить около 17 организаций русского толка. В т.ч. и поэтому именно в Харькове началась Русская весна, первые массовые выступления, первые столкновения и первые расстрелянные.

Вторая ошибка, следующая из первой: в 2005–2013 годах мы допустили монополизацию «нашего» сегмента политики Партией регионов. Которая «нашей», конечно же, не была ни одного дня. Даже несмотря на то, что там попадались отдельные «наши» люди, ПР всегда была политсилой в рамках именно украинской политической нации.

М1: Не даром Порошенко является соучредителем ПР

 1 марта 2014 г. мы отбиваем пленных (загнав их на трибуну) от разъяренных горожан.

Именно поэтому от нее нельзя было ждать государственного статуса для русского языка, федерализации, внятной интеграции на евразийском пространстве вообще и с Россией в частности. Потому что эти вещи ценностям украинской политической нации противоречат, и ни ПР, ни Янукович никогда не пошли бы против своей природы.

Не то чтобы в этом направлении совсем ничего не делалось. Настоящие, честные русские партии возникали. К примеру, у нас был такой проект в Одессе, и этому проекту даже удавалось понемногу завоевывать политическое представительство. Увы, все это происходило слишком медленно, недостаточно решительно и, что самое главное, как-то украдкой. В итоге нормальной, своей политической элиты в нужный момент у нас не оказалось.

М1: Марков никогда не пытался стать настоящей русской политсилой и никогда не претендовал ни на что, кроме демонстрации флага. Печально, но его партия решала ЕГО экономические интересы в городе. Все наши инициативы что после первого, что после второго майдана он игнорировал, даже после переворота не пошел не то что на объединение - на координацию сил Харькова и Одессы.

И здесь мы совершили третью ошибку. Уже вполне осознав к тому моменту, что ПР – «не наши», мы сказали: «А, ну тогда мы и поддерживать их не станем, пусть себе политические украинцы между собой разбираются». Но дело было в том, что с одной стороны у нас была «не наша» ПР, а с другой – совершенно враждебное, искренне ненавидящее нас и желающее нашего полного уничтожения воинствующее крыло политического украинства. В этом столкновении мы должны были сделать все, чтобы не допустить победы их воинствующего крыла. Даже если ради этого пришлось бы поддержать ПР.

М1: Во времена правления Януковича я с Юрием Апухтиным выпустили серию видеороликов "Партия регионов - партия политических власовцев". Без ПР майданы и вооруженный переворот были так же невозможны, как невозможно было бы спустить в унитаз съезд в Харькове 22 февраля 2014 года и сбор Рады через несколько дней. Да и вышее руководство ПР активно помогала и организовывала майдан (вспомните хотя бы роль Лёвочкина).

Честно говоря, у меня до сих пор возникают рвотные позывы при мысли о том, что в 2013-м, если по уму, надо было сразу и всеми силами топить за Януковича. Даже не говоря о том, что лично у меня тогда против этого имелись причины как персонального, так и коллективного характера. Но, к сожалению, именно этот противоестественный и отвратительный путь был единственной правильной стратегией в 2013 году. И сейчас мы расплачиваемся прежде всего за свое чистоплюйство.

М1: Не знаю, где был автор, но я был на антимайдане в Киеве. Равно как и все нормальные русские организации выступили против майдана. А вот ПР как раз не то что объединять нас под своим крылом и выступать единым фронтом - общаться отказывалась. Власовцы, что с них взять...

Что касается конкретно Одессы, то большой ошибкой стала и избранная стратегия действий во время Русской весны. Справедливости ради, мы, наверное, и не могли поступить сообразно ситуации, потому что только «включились» в события и не пережили всю ту психологическую эволюцию, через которую прошли другие участники. Но сегодня, с высоты нашего горького опыта, очевидно, что курс на «мирный протест» был ошибкой. Это было просто бессмысленно, мы предлагали ненасильственно давить на тех, кто только что прошел через горнило насилия и убедился в его эффективности.

Мы пришли на перестрелку даже не с ножами, а с детскими пластмассовыми саблями.

Грубо говоря, нам следовало либо идти по пути восстания, как в Донбассе, либо залечь на дно, уйти в тень, тактически отступить – и ждать удачного момента, готовиться к его наступлению. В итоге мы, собственно, пришли именно к такой ситуации – залеганию на дно и уходу в тень. Но только по дороге десятки наших товарищей оказались в могилах, сотни – в тюрьмах, тысячи – в эмиграции, в том числе и в воюющем Донбассе, где они, по крайней мере, могут действовать методами, которые имеют эффект. Наши же блукания по Одессе с транспарантами были не более чем имитацией процесса и карго-культом Майдана.

М1: Опять же, не знаю о боевом пути автора, но он явно не понимает, что сделать из мирного обывателя готового убивать бойца, дело очень трудное. И я это испытал на своей шкуре, как и многие из нас. На это же обратил внимание и Моторолла, когда был в Харькове. Донбасс тоже учился убивать долго. А поначалу танки на "жигулях" гоняли, живые щиты выстраивали, уговаривали. А убивать начали, когда их начали убивать, а на помощь пришел Стрелков с бойцами. И все равно еще долго в том же Краматорске миром захватывали генерала (потом отдавали), уговаривали, выезжали на первые трупы под Славянском и объясняли СБУ, что "это не мы".

Наши враги учились убивать не один год и нигде одесситы, как и мы, в марте не имели организованных групп, готовых убивать, а в апреле Харьков уже давил умеющий и готовый убивать спецназ из Винницы. Мало того, наши враги загодя и грамотно окучили всех потенциально умеющих воевать и имеющих оружие. Афганцы и охотники, казаки и прочие, организованной силой или не выступили вовсе, или выступили на стороне Хунты.

Наконец, пятая наша ошибка, также стратегическая: наши вечные надежды на помощь Москвы. Мы всегда почему-то думали, что есть какая-то критическая черта, за которой в Кремле скажут: «Так, ну это уже перебор!» – и вмешаются. Однако если такая черта и есть, то проходит она куда дальше, чем мы думаем.

Что бы там в дальнейшем ни происходило с русской политической нацией Украины и ее борьбой за жизнь и свободу, мы в этой борьбе можем рассчитывать лишь на себя и друг на друга.

P.S. Из статьи Ткачева я сделал единственный вывод - на предстоящих выборах он агитирует голосовать за представителей регионалов. Как бы они сегодня не назывались.

Что до "рассчитывать лишь на себя и друг на друга", то это не смешно - это маразм. Забудем даже о части населения Украины, прежде всего галицаев, уже организованных, вкусивших крови и прикрываемых властью. Забудем даже о ВСУ и реально карательной государственной машине - это лишь исполнительные механизмы, шестой год нацеленные на террор. Но за рычагами этой машины сидят реальные госчиновники США, ЕС и еще ряда государств. Машину заправляют десятками миллиардов долларов и евро. Запад обеспечивает политическую поддержку режима, помогает оружием, инструкторами, спецслужбами et cetera.

Автор реально полагает, что наша по русскому духу часть гражданского населения, из которого выбили самых активных, идейных и умеющих убивать, может победить всю эту махину в одиночку, без помощи извне?

Это маразм.

Напомню, Россия, ДНР и ЛНР не просто нейтральны в помощи тем русским, кто находится под пятой Хунты, любые попытки вооруженной помощи караются по все строгости закона. Я не могу здесь купить на чёрном рынке гранату и передать ее "туда". Не могу здесь собирать деньги на вооружение партизан. Не могу собрать вооруженную группу и переправить её через границу там, где на это "закроют глаза". Закон суров, но это закон!

В Великую Отечественную в Москве работал штаб партизанского движения. С момента подписания Первого Минска слабый аналог такого штаба в Москве был ликвидирован. Даже то, что может делаться и делается на информационном фронте, финансируется из собственных карманов активистов и незначительного количества убежденных в необходимости этого граждан России.

Что делать?

Не верить никаким ныне существующим "там" элитам, включая Медведчука (его уголовное дело - фикция для поднятия рейтинга. Игра). Все что мы можем и делаем - ведем информационную борьбу и объединяемся под лозунгом "Нам нужен мир". Любые другие - и наших единомышленников там ждет тюрьма.

Это печально, но пока внешняя сила не поддержит "украинских русских" в их стремлении к освобождению от бандеровско-олигархического нацизма, остатки Украины будут добивать вместе с оставшимися без помощи извне русскими.

Михаил Онуфриенко, https://mikle1.livejournal.com...

А этот кадр я сделал 1 марта 2014 года, когда пленных передали милиции и я спускался по Сумской, нужно было срочно садиться за компьютер. И очень жаль, что до сих пор две трети фотографий публиковать нельзя.

Источник ➝

Украинское зазеркалье: В честь военного преступника из «Нахтигаля»

Важной отличительной особенностью, своеобразным маркером нынешней Украины является почитание памятных дат и юбилеев, которые утверждаются на законодательном уровне. Странные и зловещие исторические фигуры, включенные украинскими законодателями в фокус чествования, отражают национал-шовинистический идеологический базис, который отображает суть политики так называемой украинской «элиты». Например, на Украине отмечают 110-летие со дня рождения некоего Василия Сидора (Шелеста), полковника УПА.

В отличие от Бандеры, фигура малоизвестная. Нацистский коллаборант и военный преступник, служивший в батальоне «Нахтигаль» и 201-го батальоне вспомогательной полиции. Известно также, что этот очередной украинский «герой» принимал участие в массовых убийствах евреев, поляков и карательных операциях против партизан и мирного населения в Беларуси. По сути, те, кто отмечает сегодня его день рождения, подписываются в оправдании военных преступлений гитлеровцев и их пособников на территории Украины во время Великой Отечественной войны! Забыть такое нельзя!

В нынешней  украинской реальности место «Натхигаля», в котором служил военный преступник Сидор, особенно важно в связи с тем, что сразу же после занятия батальоном Львова в 1040 году было объявлено о создании так называемого независимого украинского «государства». В торжественной обстановке об этом объявил представитель вождя Организации украинских национал-шовинистов (ОУН) Бандеры один из ближайших его сторонников, профессор Львовского университета – Стецько. В этот же день во Львове украинские легионеры «Нахтигаля» и боевики ОУН начали массовые казни евреев, поляков, русских, коммунистов и советских работников. И этих жертв львовского погрома более чем достаточно для того, чтобы сформулировать Сидору и подобным ему обвинение в преступлениях, не имеющих срока давности.

Обратимся к свидетельствам современников погрома. Так, по словам жителя Львова, Сулима, ставшего свидетелем кровавых расправ, «в городе не было улицы, на которой бы не валялись трупы людей». «Нечеловеческие крики, — вспоминала одна из выживших евреек, — разбитые головы, обезображенные тела и лица избитых, залитые кровью, смешанной с грязью, возбуждали кровожадные инстинкты черни, которая выла от наслаждения. Женщин и стариков, которые почти без дыхания лежали на земле, тыкали палками, волочили по земле».

Эпицентром уничтожения евреев стала львовская тюрьма Бригидки. По свидетельству бывшего жителя Львова Курта Левина, его и его отца раввина Иезекиля Левина пригнали в Бригидки, где украинцы и немцы зверски избивали евреев. Один украинец особенно запомнился К. Левину. Он бил евреев железной палкой. «С каждым ударом в воздух взлетали куски кожи, иногда — ухо или глаз. Когда палка сломалась, он нашел огромную обугленную дубину и проломил ею череп первого же еврея, который попал ему под руку». Мозги разлетелись во все стороны, и попали на лицо Левина и его одежду…»

Погромы сопровождались жестокими издевательствами над беззащитными людьми. Многие вспоминали так называемые «марши на коленях», когда евреев заставляли ползти до тюрьмы или места казни. Распространено было также мытье мостовых и подъездов языками. Женщин раздевали догола и гнали по улицам. В таких издевательствах проглядывает крайняя степень озлобления палачей. Многочисленные фотосвидетельства этих издевательств сохранились до наших дней.

Сохранилось также немало свидетельств активного и организованного участия в погроме именно легионеров «Натхигаля». Известно, что сразу после прибытия батальона во Львов, из его состава было выделено около 80 украинских легионеров, в том числе будущий «герой» Украины Сидор. Как вспоминал бывший боевик батальона Мельник, через несколько дней они вернулись в расположение подразделения и рассказывали, что арестовали и расстреляли много местных жителей. Двое из легионеров, по фамилии Лущик и Сидор лично рассказали Мельнику, что свозили на Вулецкую гору во Львове польских ученых и расстреливали их.

Свидетель Макаруха, до войны бывший советским работником, был арестован, препровожден в здание полиции, раздет и подвергнут тяжким истязаниям. В его допросе участвовал лично командир батальона Шухевич, требовавший от Макарухи выдачи коммунистов. В эти дни, находясь в заключении, Макаруха ежедневно видел, как украинские националисты в немецкой форме, с трезубцем на груди и желто-голубыми полосками на погонах, а также немцы отбирали в тюрьме группы по 10 — 15 человек, которых затем расстреливали. Его тоже подвергли расстрелу, но, раненый, он смог выбраться из ямы с трупами и скрыться.

Свидетель Хюбнер, являвшийся военнослужащим строительного батальона военно-воздушных сил, дислоцировавшегося в то время во Львове, наблюдал из окна умывальной своего подразделения кровавую бойню в пожарном депо. О том, что убийцы являлись военнослужащими подразделения «Нахтигаль», свидетель узнал из того, что в подразделении лишь команды подавались на немецком языке, а разговаривали между собой они по-украински.

История зловещего «Нахтигаля» и погромов во Львове длительное время была не известна широкой публике. Точнее, известна, но не вся. Уже в первые месяцы Великой Отечественной войны эти зверства оккупантов были обнародованы на весь мир на Нюрнбергским процессе. За несколько дней — с 30 июня по 2 июля — только евреев во Львове было уничтожено около 4 тыс. чел. Кроме того, было убито большое число граждан русской и польской национальностей. Но на современной Украине давно выбрали путь полного отрицания всего, что может связывать движение ОУН и холокост. В свое время президент Украины Ющенко заявил о том, что «сегодня не обнаружено ни одного документа, доказывающего участие украинских националистов в истреблении евреев». В лучшем случае компрометирующие материалы на Украине называют «сфабрикованными КГБ».

Нынешние украинские национал-шовинисты продолжают эту традицию. По их заверениям полковник УПА Василий Сидор не имел отношения к «шуцманам», нет и других фактов его сотрудничества с нацистами. Наглая ложь! Известно, что «успешно» выполнив задание во Львове, 7 июля 1941 г. Сидор вместе с батальоном «Нахтигаль» двинулся на Тернополь и Гримайлов. После этого в составе специальной команды легионеров он принимал участие в расстрелах в городе Сатанов, затем — в Юзвине. Некоторое время эта команда из состава батальона также охраняла советских военнопленных, выявляя попутно из их числа комиссаров и евреев и расстреливая их. Как видим, основной его «фронт» находился далеко от передовой. Его «боевая деятельность», в основном на территории Белоруссии и на Украине — цепь военных преступлений, в числе которых ряд карательных операций (1944-46 гг.), теракты и диверсии (1947-49 гг.).

Известно, что именно УПА гитлеровцы пытались противопоставить разгоравшемуся в Белоруссии поистине всенародному массовому партизанскому движению.

Рассекречен архив белорусской госбезопасности о зверствах украинских национал-шовинистов и сформированных из них карательных полицейских батальонов, по которому можно отследить кровавый след правой руки Шухевича, главного командира УПА-Запад, полковника УПА Сидора, получившего прозвище Шелест. Особо отличился его 201-й батальон, 1-й сотней которого до создания УПА командовал другой «герой» нынешней Украины Шухевич (это «высокое звание» было присвоено ему ещё президентом Ющенко, с чем вполне солидарны и нынешние «правители» Украины). Каратели из 201-го батальона шуцманшафт (охранной полиции) также оставили о себе кровавую память, рьяно помогая фашистам во время проведения карательных операций «Болотная лихорадка» в Витебской области, «Треугольник» в Брестской области, «Коттбус» в Минской и Витебской областях.

В 1944 году гитлеровцами предполагалось уничтожить партизанские отряды «Мститель» (командир В.Т. Воронянский) и «Борьба» (командир С.Н. Долганов), которые держали оборону в междуречье Вилии и Илии (Белоруссия). Партизаны не только вырвались из окружения, но и вывели основную массу мирного населения в район деревень Педань–Мстиж.

Тогда озверевшие от неудач гитлеровцы и бандеровцы провели четыре карательные операции против беззащитного мирного населения. В итоге были убиты и сожжены заживо более 10 тысяч человек, более 1200 угнаны на работы в Германию. Так, в деревнях Бобровичи и Выгощи единовременно уничтожили 707 человек. Были убиты 143 жителя соседней деревни Тупичицы, а дома – сожжены. Как и Хатынь, Тупичицы, которые были известны историкам с 1552 года, безвозвратно исчезли с карты Белоруссии.

С 1944 по 1946 год каратели под руководством Сидора, занимавшего в к тому времени пост главного командира УПА-Запад,   перешли к тактике диверсии и терактов. Из воспоминаний самих уповцев читаем: «Только с 1944 по 1946 год Москва имела несколько тысяч убитых и сорок семь тысяч ранеными из войск НКВД (данные из архива НКВД в Ивано-Франковске, который мы забрали летом 1946 года). И это только в борьбе УПА-Запад (возглавлял Сидор), значит в Галичине».

Напомню также о советских архивных документах, подтверждающих эти факты: в 1944 — 1946 гг. украинскими антисоветскими подпольными группами и нелегальными вооруженными формированиями на территории юго–западных районов БССР совершено 2.384 диверсии и теракта, в результате которых погибли 1.012 человек (из них 50 сотрудников НКВД, 8 офицеров и 28 солдат и сержантов Красной Армии, 171 советский партийный работник). Ответные меры со стороны органов внутренних дел и госбезопасности были соответствующими.

В 1947 — 1949 годы диверсии продолжаются. Члены УПА, переодетые в советскую военную или милицейскую форму терроризировали мирное население с целью запугивания перед советской властью. «Деятельность» военного преступника Сидора прервалась только в 1949 году, когда во время боя с сотрудниками МГБ у села Ясень (теперь Ивано-Франковская область Украины) он был ликвидирован.

Сейчас на Украине сформирован образ ОУН-УПА как носительницы идей гуманизма и демократии, а ее участников как жертвенных и благородных борцов за свободу. На месте ликвидации военного преступника Сидора в 2014 году открыли дом-музей с участием коллективов художественной самодеятельности, представителей «власти», общественных и политических «организаций» и родственников погибших боевиков УПА. Совсем скоро обновят экспозиции в исторических музеях на оккупированных территориях Донбасса и военные преступники из «Нахтигаля» и ОУН-УПА будут выставлены в разделе «защитники Украины». И все это с согласия киевской власти.

Любопытно, что было бы, если бы предки Порошенко или Зеленского оказались бы в руках чествуемых с их благословения «героев» украинского народа? На нынешней Украине, как видим, уроки истории не идут впрок.

Наталья Залевская

Популярное в

))}
Loading...
наверх