Последние комментарии

  • андрей андреев15 декабря, 9:22
    прежде начните разговаривать, вернее вести переговоры с Донбассом=ЛДНР Тимошенко заявила о готовности к переговорам по Донбассу даже с Владимиром Путиным
  • Владимир Якубенко15 декабря, 8:48
    Марина, ты с каких небес свалилась? тебе родители не говорили о том, что ты слепорожденная? Прозрей, несчастная!Украинский политик поблагодарил российских врачей: «Условия – только мечтать можно»
  • Алексей15 декабря, 8:44
    Смерть королеве англии-мировому упырю.Камикадзе Мэй продолжит самоубийственную политику

Это только начало: каким будет следующий удар США

События последних восьми месяцев (август 2017 – апрель 2018 года) позволяют сделать однозначный вывод о полном оформлении новой российской, - а точнее, антироссийской – политики Вашингтона.



Данная политика может быть описана как самостоятельная доктрина с условным наименованием "Стратегия вирусных угроз".
Попробуем указать в первом приближении основные черты указанной стратегии:

  • квалификация России на уровне законодательства США как «противника Америки» наряду с Ираном и КНДР согласно закону CAATSA;

  • идентификация РФ как соперничающей державы, подрывающей интересы США по всему миру, и ревизионистского государства, стремящегося восстановить великодержавный статус и установить сферы влияния поблизости от своих границ (согласно обновленной Стратегии национальной безопасности – NSS-2017);

  • признание долгосрочного стратегического соревнования с Россией принципиальным приоритетом Министерства обороны США, требующим нефорсированного увеличения инвестиций в соответствующие программы Минобороны (согласно Стратегии национальной обороны – NDS-2018);

  • оценка практики подготовки российских вооруженных сил и некоторых положений российской ядерной доктрины как стремление к снижению «ядерного порога» и готовности к ограниченному применению ядерного оружия малой мощности первыми, в расчете на отсутствие соответствующего ответа со стороны США и их союзников (согласно Обзору ядерной политики – NPR-2018);

  • формирование механизма антироссийских санкций, как последовательно и самостоятельно разворачивающихся акций, фактически самораспаковывающихся как вирусная компьютерная программа (согласно закону СААТSA, локальным инициативам по введению санкций в связи с британским делом Скрипаля, обвинениями в адрес сирийского правительства в применении химического оружия);

  • нанесение информационных и репутационных ударов по России из «виртуальной реальности», соответствие которой реальным событиям и фактам весьма условно, или не требуется вообще (дело Скрипаля и обстоятельства ракетного удара по Сирии, выстроенных на догадках, прямых обвинениях и без какой-либо серьезной проверки фактов);

  • стремление к нанесению материального и экономического ущерба России из зон, прямой ответ в которые маловероятен или затруднен (общая логика развертывания антироссийских санкций);

  • одновременное разворачивание нескольких антироссийских акций по широкому фронту с взрывным нарастанием интенсивности и постепенным спадом, инициирующих последующие акции (события марта-апреля 2018 года);

  • формирование противоречивых и агрессивных информационных потоков, производящих впечатление психической неуравновешенности высшего руководства США и их союзников, со смещением в зоны иррациональности, эмоционального и психологического давления, во многом идентичных информационным приемам мастеров психологической войны Адольфа Гитлера и Йозефа Геббельса (информационные аспекты дела Скрипаля и сирийского ракетного кризиса);

  • стремление к дозированному, управляемому и по возможности неожиданному использованию военной силы (развитие сирийского ракетного кризиса);

  • трактовка каждого собственного враждебного акта в отношении России и ее союзников как некоего «сигнала», который производится с целью получения внешне никак не формализованного и не описанного результата от оппонирующей стороны, в случае игнорирования «сигнала», он повторяется более интенсивно и жестко (см. комментарии официальных лиц США по антироссийским санкциям и сирийскому ракетному кризису).


Следующим ходом в вышеописанной стратегии США, по всей видимости, становится финансирование антироссийских проектов в непосредственной близости от рубежей РФ, включая уже объявленное USAID выделение $65 млн. на так называемое «восстановление Донбасса», а также спонсирование упомянутых будущим госсекретарем США Майком Помпео «смелых молодых людей» на Украине и в Грузии.

Основным открытым вопросом для Кремля в данной ситуации становится поиск соответствующих мер реагирования на реализацию стратегии вирусных угроз, с целью установления оптимального баланса выигрышей и проигрышей вовлеченных сторон, реализации суверенных интересов России.
Автор: Николай Кузяев
Использованы фотографии: www.utro.ru
Источник ➝